Латгалия в Латвии привлекает Путина

91c7dd4f

Латвия «Мы отдельный народ», — говорит 70-летний Питерс Локс, показывая посетителям частный музей, который он построил, чтобы прославить язык и литературу Латгалии, малозаселенного и бедного региона, расположенного вдоль границы Латвии с Россией.

«На континенте, где чувство государственной принадлежности размыто и где калейдоскоп сепаратистских страстей простирается от Шотландии до Восточной Украины, Питерс Локс, 70-летний защитник малоизвестного и, по крайней мере, официально не существующего языка, борется за понятное лишь немногим дело», — пишет The New York Times.

«Мы отдельный народ», — говорит он, показывая посетителям частный музей, который он построил, чтобы прославить язык и литературу Латгалии, малозаселенного и бедного региона, расположенного вдоль границы Латвии с Россией.

Хотя Локс утверждает, что он не хотел бы, чтобы эта область откололась от Латвии, подобная страстная приверженность языку Латгалии и ее особой идентичности помогает объяснить, почему российские националисты рассматривают этот регион — примерно четверть территории страны — как плодородную почву для своих махинаций с целью раздробить и ослабить восточную границу НАТО, считает автор статьи Эндрю Хиггинс.

В недавней статье, призывающей Россию предпринять «превентивную оккупацию» этого и других балтийских государств, Ростислав Ищенко, политический аналитик, близкий к влиятельным националистам в Москве, утверждает, что особая идентичность Латгалии может положить начало «пересмотру» балтийских границ, пишет издание.

Автор статьи также упоминает недавнюю серию загадочных призывов в сети к учреждению «Латгальской народной республики». «Они кажутся своего рода провокацией с целью проверить, как мы отреагируем», — прокомментировал эти призывы сотрудник полиции безопасности Латвии.

«Устроив прямолинейное, если не показное предупреждение всем потенциальным нарушителям спокойствия, латвийские солдаты, пограничники и местная полиция в прошлом месяце провели совместные учения здесь, в Резекне, исторической и культурной столице латгальского региона», — пишет Хиггинс.

«С криками «руки вверх», в то время как военный вертолет рокотал над головой, спецотряд латвийских пограничных войск штурмовал здание окружного совета, противостоя «террористам», захватившим помещение», — описывает учения автор статьи.

Журналист также упоминает книгу 2012 года, которая, по мнению полиции, способствовала нагнетанию обстановки в регионе: «Латгалия: в поисках иного бытия». Одним из авторов является Александр Гапоненко, глава Института европейских исследований в Риге, который местные спецслужбы считают российской подставной организацией.

«Хотя не существует достоверных опросов общественного мнения, которые бы измерили недовольство в Латгалии, у региона есть много причин чувствовать себя особым, отделенным от прочих: жители исповедуют католицизмом, тогда как остальные латыши — лютеранство, их язык исчезает, а история зачастую пугает», — говорится в статье.

«Самой распространенной религией в Резекне был иудаизм до прошлого века, когда он был уничтожен нацистами при пособничестве латвийских полицейских», — пишет издание. «У нас самая маленькая община, но самое большое кладбище», — говорит Лев Сухобоков, глава местной еврейской общины, показывая место, где немцы и их латвийские подручные устроили массовый расстрел евреев Резекне в 1941 году.

«Сейчас в Даугавпилсе, крупнейшем городе Латгалии, почти половину населения составляют русские. Русские не столь многочисленны в Резекне, но на референдуме 2003 года 55% его жителей проголосовали против присоединения к ЕС», — отмечает автор статьи.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *